Заноза

13 551 подписчик

Свежие комментарии

  • Александр
    Натягивание совы на глобус.Отказался от прививки – штраф. Михалков был прав, и принудительная вакцинация уже начинается?
  • Виталий Кирпиченко
    Само собой! Не мы же газ и нефть у них берём , и не они нам деньги переводят на вклады!Россия нужна Западу больше, чем Запад России
  • Михаил Короленко
    Наших "подражателей" разгонять с элементами садизма - чтобы другим неповадно было. Хватит с нас революций. Подражае...Юлия Витязева: Революционеры российского разлива дождались инструкций

Выбор без выбора. Почему в Белоруссии не может быть альтернативы российской нефти

Тема альтернативных источников нефти в Беларуси — одна из традиционных. В начале 2010-х такие надежды возлагались на венесуэльскую нефть, позднее белорусские НПЗ получали партии иранского и азербайджанского сырья (транзитом через Украину). В конце августа 2019 года стало известно о том, что «Белорусская нефтяная компания» наняла американского лоббиста Дэвида Генкарелли с целью добиться смягчения санкций в отношении Беларуси, а также получить разрешение на покупку в США нефти для белорусских НПЗ.

Звучала также идея использовать нефтепровод «Дружба» для поставок нефти в Беларусь. Правда, не российской и в реверсном режиме: «Северный маршрут мы прорабатываем. Я прямо сказал российским властям. И через Польшу, через Прибалтику. Наработки есть. Но если мы через Польшу начнём поставлять нефть, то мы заберём две нитки нефтепровода «Дружба», по которому на экспорт идёт российская нефть».

Наконец, осенью стало известно о том, что Беларусь близка к заключению соглашения о поставках нефти с Казахстаном.

Замминистра энергетики Казахстана Асет Магауов озвучил в СМИ основные пункты потенциального соглашения. По его словам, белорусская сторона заинтересована в закупке 3,5 млн тонн нефти и нефтепродуктов (газойль и мазут). Замминистра считает, что к концу года соглашение будет подписано, поскольку его текст уже согласован отраслевыми министерствами правительства Казахстана и «Белнефтехимом». Несогласованными остаются 2 момента. Во-первых, сроки начала действия соглашения. Во-вторых, запрет на реэкспорт.

Как оказалось, в Казахстане выступают не только против реэкспорта Беларусью нефти (это условие звучало ещё летом, когда Казахстан впервые был назван в числе альтернативных источников топлива), но и против реэкспорта нефтепродуктов, полученных из этой нефти. Не то чтобы это было невыполнимым условием, но в Минске вряд ли ожидали таких строгостей, поэтому пока подписание соглашения задерживается. В частности, Асет Магауов даже не уверен, что соглашение будет подписано в октябре.

Во время общения с украинскими журналистами на встрече, состоявшейся в конце сентября, Лукашенко вернулся к теме нефти. Он в очередной раз подчеркнул, что это не попытка надавить на Россию, а поиск альтернативных источников: «Беларусь модернизировала свою нефтепереработку, и теперь заводы могут перерабатывать любую нефть, не обязательно российскую, и получать при этом прибыль», — заявил белорусский лидер.

Несколько ремарок к ситуации.

Во-первых, ещё не модернизировала. Как недавно заявил заместитель председателя концерна «Белнефтехим» Владимир Сизов, сроки окончания работ по модернизации на Мозырском НПЗ сдвигаются на сентябрь будущего года. Что касается НПЗ «Нафтан», там успеют раньше и завершат работы в апреле.

Во-вторых, само использование определения «альтернативный источник» по отношению к нефти из Польши, США, Казахстана или любого иного источника кажется нам не вполне верным.

«Возможность выбора одной из двух или более исключающих друг друга возможностей, а также каждая из этих возможностей», — таково словарное определение понятия «альтернатива». Давайте смотреть.

1.Т. н. северный маршрут, т. е. получение нефти за счёт частичного реверса мощностей нефтепровода «Дружба», возможно, даст Беларуси необходимые объёмы топлива. Однако вместе с тем Беларусь потеряет часть дохода от транзита российской нефти, ведь маршрут будет задействован для обеспечения потребностей НПЗ.

 

2.Казахстан, как видим, выдвигает довольно суровые условия. Фактически получается, что нефтепродукты из казахстанской нефти могут быть использованы только для внутреннего потребления. Теоретически планируемый объём покупки нефти и нефтепродуктов в Казахстане примерно соответствует ёмкости внутреннего рынка топлива (3,5–3,6 млн тонн). Но это только теоретически.

Дело в том, что ¾ в структуре потребления топлива в Беларуси — дизельное топливо. Из одного барреля нефти можно получить примерно до 30 литров дизтоплива и до сотни литров бензина. Т. е. получается серьёзный дисбаланс: НПЗ будут производить из казахстанской нефти бензин, который внутри Беларуси не особенно-то и нужен. А продать его на экспорт будут запрещать пункты соглашения.

К тому же половина озвученного объёма – не нефть, а мазут и газойль. Да, после переработки НПЗ будут в состоянии эффективно их перерабатывать, но и этот момент следует держать в уме.

3.Затем вопрос транспортировки. Из Казахстана нефть предлагается возить ж/д транспортом. Аналогично она будет доставляться в республику в том случае, если будут реанимированы схемы с участием Украины или Прибалтики. Трубопроводную нефть даёт только «северный маршрут» за счёт, как уже сказано, потери части платы за транзит. Т. е. любой из этих маршрутов повышает стоимость сырья. Конкурировать эти «альтернативные маршруты» могут только друг с другом, но не с российской нефтью — её доставка всегда будет стоить дешевле.

4.И не только за счёт транспортных издержек, кстати. Как известно, суть налогового манёвра состоит в поэтапном введении налога на добычу полезных ископаемых в стоимость нефти для белорусских НПЗ. В 2019-м они заплатят лишь 20 % от полной ставки, и каждый следующий год будет прибавляться ещё 20 % до достижения 100 %. Т. е. ещё несколько лет российская нефть для Беларуси будет дешевле, чем любая другая.

Общий вывод таков: ни один из рассматриваемых сегодня руководством Беларуси источников не может считаться альтернативным, поскольку не является полноценной заменой российской нефти по всему спектру выгод:

ежегодный объём поставок, его физическая выполнимость: ежегодно Россия поставляет Беларуси 24 млн тонн нефти, разрешая перепродавать 6 из них. Данный объём поставок зафиксирован до 2024 года. Ни одна из т. н. альтернатив не предлагает соотносимых условий;

— возможность договариваться об изменении графика поставок в случае форс-мажоров (инцидент с «грязной нефтью»);

— низкая стоимость транспортировки;

— сравнительно низкая итоговая стоимость;

— отсутствие дополнительных условий для внешней торговли продуктами переработки.

Более того, даже если мы выдумаем понятие «частичная альтернатива», то и тут конкурентов российской нефти не будет. Она всё равно будет для Беларуси дешевле за счёт трубопроводного способа транспортировки, её выбор не означает частичного отказа от транзитных доходов, а полученные нефтепродукты Беларусь может реализовывать по своему усмотрению.

Таким образом, даже в случае подписания соглашений о поставках американской, казахстанской, азербайджанской или любой другой нефти Россия всё равно будет оставаться безальтернативным источником для НПЗ Беларуси.

СОНАР 2050

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх